Иллюстратор: Анна Петрущенко
Иллюстратор: Анна Петрущенко
Автор: Дарья Воронцова
Автор: Дарья Воронцова

А ты налей и отойди:
7 вин с плохой репутацией

Есть вина, которым не повезло с имиджем — божоле, бочковое шардоне, ламбруско. Почему так вышло и стоит ли их все-таки пить.
С кем не бывает: жил себе спокойно и вполне себе ответственно, потом где-то накосячил разок — и все, вечный позор и презрение. Вот и с винами так: в чем-то один раз провинились или кому-то не угодили — и все, их массово критикуют десятилетиями.
1) Божоле нуво: недовино от гениев маркетинга
Божоле родом из одноименного региона на юге французской Бургундии. Там выращивают сорт Гамэ — красное вино из него в основном получается простоватым и к выдержке не пригодным, такое надо пить побыстрее. Народ им тихо баловался и даже учредил локальный междусобойчик в его честь — праздник молодого вина. В барах бутылки выставляли в ряд и продавали божоле метрами: в одном 12 бутылок, 13-я шла в подарок.

В 1951 году власти разрешили продавать молодое масштабно. И вот тогда в дело пошел тяжелый маркетинг, спасибо виноторговцу Жоржу Дюбефу: гонки с божоле нуво, продажа первого бокала года на аукционе. Постепенно нуво пробралось на полки крупных торговых сетей и стало популярным во всем мире. В 1985 году под день божоле нуво официально выделили третий четверг ноября. С таким пиаром у этого вина до сих пор полно поклонников, хотя сами французы его вином не считают.

Дать шанс: можно, если божоле нуво свежее. Осенью-зимой дегустировать нуво свежего урожая — ок, а потом оно уже не нуво. Вообще, лучше попробовать божоле вилляж или божоле крю — их делают на севере региона, и это другой уровень. Та же легкость и фруктовость, но не банально-пьяные, а элегантные и выверенные.
2) Шардоне: символ женского отчаяния
Бочковое шардоне было на пике популярности в 80-х (а у нас недавно, все с опозданием). Народ обожал его за ванильность, пышность и маслянистость. Но лет через десять мода на бочку прошла, а шардоне осталось — и начало раздражать. Окончательно его репутацию подпортила Бриджит Джонс, которая любила пригубить, завернувшись в одеяло: «Дорогой дневник, я снова облажалась. Я выпила огромный бокал шардоне и сейчас готова засунуть свою голову в микроволновку». У винных гиков даже появилось правило ABC — Anything But Chardonnay.

Дать шанс: обязательно. Потому что само-то шардоне ни в чем не виновато и не всегда бывает пошло-ванильным. Эталонные бочковые шардоне делают в Бургундии, на родине сорта, после выдержки вино обзаводится скорее глубиной и статью, чем пошлостью. Ваниль, выпечка — все есть, но ненавязчивое. А в Шабли шардоне совсем другое — порода, цитрусы и морской прибой.
3) Мерло: жертва сценаристов
Еще один сорт, пострадавший от кинематографа. В 2004 году на экраны вышел фильм «На обочине», который взорвал прокат и отхватил тележку кинопремий. Главный герой, продвинутый винолюб, всячески превозносит пино нуар и впадает в истерику, когда слышит о мерло. Его реплика «I'm NOT drinking any fucking Merlot!» буквально разошлась по свету.

Спрос на мерло в США и Великобритании упал на 12-14% (а на пино нуар вырос на 30%) и почти не менялся четыре года. Со временем интерес к мерло восстановился, но многие продолжают упрекать его за «бесхребетность» и «невыразительность». Да что там, и у нас мерло не особо жалуют — в магазинах его мало, разве что в дуэте с каберне совиньоном. Это, кстати, вторая большая беда мерлоши — его считают «страшной подружкой» каберне.

Дать шанс: да. Если судить по вину за 500 из «Пятерочки», любой сорт покажется простоватым и невыразительным. А вот в мерло подороже чувствуются его фирменная бархатная текстура, непримитивная вишня и россыпи пряностей.
4) Ламбруско: приторная попса
Ламбруско — группа итальянских красных сортов из региона Эмилия-Романья. Из них веками делали разные вина, даже белые (чтобы вино не окрасилось, от ягод сразу отделяют кожицу). И их репутации ничто не угрожало, пока в США не начался бум сладких вин.

Чтобы удовлетворить спрос, производители заполнили рынок дешевыми приторными шипучками. Десять лет ламбруско было вином номер один по импорту, но потом публика сменила милость на гнев, и в итальянцев полетели шишки. До сих пор лимонады (которые никуда не делись) бросают тень на приличные вина из Ламбруско. Ну а у нас ламбруско помнят в составе постсоветского «джентльменского набора». Шипучка, шоколадка, роза — ни одна женщина не устоит.

Дать шанс: да. Самое главное — взять сухое. Это вполне приличное легкое вино под еду. Говорят, Лучано Паваротти очень любил красное сухое ламбруско.
5) Пинотаж: неудачный эксперимент
Этот сорт вывели в ЮАР, скрестив два французских: Пино Нуар и Сенсо (он же Эрмитаж, отсюда и название). Ботаник Абрахам Исаак Перольд планировал изобрести виноград, который легко выносит жару, как южный сорт Сенсо, и дает тонкие ароматные вина, как Пино Нуар. Но вино сразу не получилось — на международных конкурсах его в чем только не упрекали: во вкусе горечь, в аромате ацетон и резина.

При всех недочетах производители решили сделать упор на массовое производство, что еще больше повредило качеству и разнесло дурную славу о Пинотаже по миру. Виноделы ЮАР создали Ассоциацию Пинотажа, чтобы исправить положение. Они доработали технологию, научились убирать ацетон и подчеркивать достоинства сорта — яркую фруктовость и копченость. Члены организации строго блюдут качество и несут знания о сорте в массы: проводят конкурсы, выставки и даже придумали национальный День Пинотажа (вторая суббота октября). С 90-х пинотаж регулярно получает высокие оценки критиков.

Дать шанс: да. У пинотажа что-то дикое в характере, копчено-шерстяное, что либо нравится раз и навсегда, либо наоборот. Но чаще все-таки нравится. Может, потому что вино с таким вкусом в холодную погоду — как свитер и камин вместе взятые (будто специально под наш климат делали).
6) Розовое: пойло для Барби
Розовое вино обожали французские монархи: Филипп IV, Людовик XIV. Но в наше время отношение к нему долго было неважным. Многие считали, что это примитивное вино — так, развлечение для девочек. Розовое же. В поддержку розе в Европе запустили кампанию «Real Men Drink Pink». На «агитационных» плакатах — брутальные мужчины с розовым. Подействовало. У нас популярность розового подстегнула, как ни странно, песня Федука «Розовое вино».

Дать шанс: конечно. Розовое — очень практичный выбор. Оно сочетает достоинства белого и красного: одновременно и освежает, и серьезную еду тянет. Мощное испанское разберется даже со стейком. А кто не пил ледяной прованс в жару, тот не жил.
7) Натуральное: модный выпендреж
Сумасшествие по эко-био-винам началось в начале 2000-х и недавно докатилось даже до нас. Если кратко, есть три типа вин. Органические — без химикатов на винограднике, но диоксид серы для стабилизации разрешен. Биодинамические — как органика, только «хуже», на виноградниках шаманят по фазам луны. Натуральные — сделаны без вмешательства человека и прогресса, как в средневековые времена.

Натуральные вина хайпанули громче всех, при том что к ним больше всего вопросов. Из-за невмешательства в процесс брожения там бывают странные ароматы: фермы, старых тряпок, уксуса. Без серы вино нестабильно: в одной бутылке один вкус, в другой из той же партии — другой. Натюр-вино не фильтруют, поэтому оно часто мутное и с осадком. При этом всегда стоит дороже обычного. Пока энтузиасты пишут о натуральном книги и открывают бары, эксперты морщат носы. Роберт Паркер назвал эту шумиху аферой.

Дать шанс: да. Не все натуральные вина дикие и непонятные, есть и нормальные, с легкой странностью. Если вам такого и надо, то, во-первых, покупайте по рекомендации или сразу идите в бар и просите на пробу чего попонятней. А во-вторых, давайте вину дышать: странные ароматы улетучатся, будет проще наслаждаться.
Винный сервис Invisible помогает всем, кто хочет пить хорошее вино и читать понятные статьи о нем. И дарит с первым заказом бокалы, в которых вино правильно раскрывается и выдает максимум вкуса.